ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Чем живут фермеры в архангельской глубинке?


Андрей САХАРОВ | 07.06.2014 06:22:58

10 июня страна отмечает День фермера. Накануне праздника «БК» опросил нескольких представителей этой нелегкой профессии о дне текущем. Как оказалось, о празднике никто из них не слышал и отмечать не собирается. Не до того сейчас - самая страда. А болевые точки все те же: реализация продукции, недоступные кредиты, государственная политика, сводящая на нет производство мяса в мелких хозяйствах.

Первый звонок - в Онежский район, в деревню Верховье, хозяйке КФХ «Велес»  Ольге ЗАЙЦЕВОЙ. «Давайте лучше ближе к осени поговорим, у меня сейчас проблем много, пока их не решу, рассказывать о работе не хочется», – усталым голосом ответила Ольга Максимовна.

Как оказалось, «Велес» готовится к запуску линии по производству молока в пакетах. Вот только купить линию удалось, а начать работу пока нет. Чтобы это сделать, необходимы дополнительные средства.

Звоню на стационарный телефон Татьяне МИТЬКИНОЙ – мобильная связь в деревне Бычье Мезенского района работает плохо. У нее с родственниками в хозяйстве 11 породистых коров, купленных на грант. Часть из них завезена аж из Йошкар-Олы. Есть  даже одна голштинка (американо-канадская порода). «Дорогая, но дойкая», – хвастается Татьяна Борисовна.

Она оказалась самой оптимистичной из фермеров. Молоко уходит влет. Надои за день – больше 100 литров. «Вот зимой коровы отдыхали перед отелом и мы были в печали, – рассказывает Митькина. –  Мы как живем: одну проблему решили, а на подходе другая.  Вот картошку только посадили, потом сенокос пойдет.  Молоко продаем по 40 рублей за литр. Это хорошая цена. Иногда везем в Мезень и по пути частично распродаем, а часто знакомые предприниматели сами забирают. Без прогона лучше! Главная проблема – это наши дороги. Надеюсь, что их когда-нибудь приведут в порядок. Мне, чтобы попасть в Мезень, надо три речки переехать». 

В минувшую весеннюю распутицу Татьяна Борисовна отработала новый способ доставки молока до скупщиков – вертолетом. «Мне говорили, что это дорого, но я решила позвонить, и оказалось, что за доставку берут 15 рублей за килограмм веса – это сносно, – отмечает фермер. – Вертолетчики продукцию забирали, а в Мезени их встречали продавцы и платили за доставку».

Недавно Митькина договорилась с двумя мезенскими торговцами, открывающими новые магазины в городе. Они готовы предоставить под ее продукцию отдельные площади.

Сено хозяйка покупает по округе – это выгоднее, чем нанимать кого-то на сенокос. И в рассрочку можно заплатить, и по цене договориться. «Хочется,  чтобы паром был бесплатным, перевозить сено с лугов  очень дорого, – обрисовала главную транспортную проблему Татьяна Борисовна. – Сено не оставишь в зародах – кони съедят.  А за грузовую машину на пароме две тысячи просят.  И работникам надо за сенокос заплатить». 

Мясом предпринимательница не занимается. Говядину производить невыгодно. Свинина пугает африканской чумой.

Ее коллега, выращивающий картошку  Николай КОРЖАВИН из деревни Конецдворье, что на островах в дельте Северной Двины, говорить сначала не хотел. «Спешу, некогда», – объяснил Николай Александрович.  Но в итоге, сдался и уделил «БК» несколько минут общения.

«Нельзя быть довольным, когда занимаешься сельским хозяйством, – заявил он в пику оптимизму мезенки Митькиной.  – Вот если бы Россельхозбанк все быстро выдавал и под небольшие проценты, то и проблем бы меньше было. Я постоянно кредитуюсь. Сейчас под 14% деньги дают. Имущественный залог очень дорогой – в несколько раз больше кредита по цене. Земля в этом качестве не котируется у банков».

В прошлом году Коржавин собрал со своих угодий 150 тонн картофеля. Техника у него своя. Урожай продает бюджетникам и скупщикам. По его расчетам, если осенью удастся сбыть картошку по 25 рублей за кг, то сезон можно будет считать удачным.

«У меня 12 га и увеличивать не собираюсь, –  поделился своими соображениями Николай Александрович. – Климат непонятный. Стараемся отбирать хороший картофель на посадку и собирать больше».

Его сосед по жизни в дельте Валерий БОРОДКИН из деревни Острова в этот момент плыл на арендованной барже за кормами для пяти своих коров. Кстати, раньше здесь племсовхоз работал, 1000 голов скота паслось, поэтому для животноводства - раздолье.
«Цена на молоко хорошая – 50 рублей беру, но с реализацией трудно, – пожаловался он. – Мы за рекой живем, поэтому обеспечиваю своих, и все...   А так я бы и 10 коров держал.  Мог бы и сам утром и вечером молоко привозить. Было бы кому!  Сейчас дачники молоко берут, но доятся у меня только три коровы. Вот-вот еще две начнут и продавать станет сложнее».

В хозяйстве Валерия Евгеньевича четыре трактора  «Беларусь», собранных, как он говорит, из совхозного металлолома. Брал фактически остовы, а затем доводил их до ума, покупая запчасти в магазинах. Но сорокалетняя техника постепенно разваливается от старости, поэтому Бородкин хотел подписаться на областной грант для сельхозпроизводителей и купить новый трактор.

«Но мне поворот от ворот – я же давно фермерствую, а гранты только начинающим выдавали, – рассказал он. – А как мне работается – это никого не интересует».

На соседнем острове в деревне Андрианово  фермер со стажем Николай НАДЕИН на 35 га сажает картофель, свеклу и морковь. Он был не очень многословен. Сообщил, что в прошлом году собрал больше 130 тонн картофеля.  Урожай  продал не очень выгодно.
«Были слишком низкие оптовые цены, а на рынке такой объем, как у меня, продать трудно, – объяснил Николай Михайлович.

Прогнозировать выгодную цену на урожай этого года сложно. Всю жизнь цена картофеля зависела от цены топлива. А сегодня топливо постоянно растет в цене. Да и продавать теперь стало труднее, так как все бюджетники покупают через конкурсные процедуры, а для правильного оформления документов на торги надо держать отдельного человека. Нам это несподручно». 

Последний звонок - Алексею ПРУДОВУ в деревню Заручевская, которая находится на берегу Северной Двины у дороги из Архангельска на Пинегу.

«Дела обстоят не очень, – без предисловий заявил Алексей Викторович. –  Государство хорошо перекрыло кислород. Россия вступила в Таможенный союз, а мы не знаем теперь, куда мясо девать.  Сейчас самим резать скот нельзя, надо везти на сертифицированную скотобойню. Раньше забил, отвез к ветврачу, он проверил качество мяса и выдал справку – можно продавать. Я звонил на мясокомбинат, там предлагают всего лишь 90 рублей за килограмм.  А чтобы привезти животное на убой, надо 10 тысяч за машину отдать.  Говорят, что если клейменое мясо привезу, то возьмут по 190 рублей.  А на рынке 1 кг по 360-380 рублей продают. Да лучше мясо в землю закопать, чем продавать. У меня стоит двухгодовалый бык – это полтонны живого веса. И чего мне с ним делать теперь? Я хотел серьезно заняться животноводством, но придется на этих планах ставить крест. Опять в России сначала сделали, а потом думать будут, что натворили.  Я грант 290 тысяч выиграл – построил сруб и купил мотоблок дизельный. Думал, быка зарежу и на вырученные деньги крышу дострою, за межевание земли заплачу.  А как это сделать, если я не могу реализовать продукцию по достойной цене?» 





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5