ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Красильниковы: два брата, и оба – главные…


Беседовала Елена МАЛЫШЕВА. Фото: Николай Гернет | 17.06.2015 01:15:41

Андрей и Сергей КРАСИЛЬНИКОВЫ: им не помогали в карьере династические связи, чья-то «мохнатая лапа» или «правильныее» браки. Они «всего лишь» родились у хороших родителей. Кстати, совершенно из других профессий. Отец – строитель, мама – экономист, а оба сына — главврачи: Андрей Валентинович – в Архангельском онкологическом клиническом диспансере, Сергей Валентинович – в 1-й городской клинической больнице им. Е. Е. Волосевич...

Как это получилось, мы решили узнать у них самих, задав им в преддверии Дня медицинского работника, который в этом году отмечается 21 июня, одни и те же вопросы в двух разных интервью.

- Почему Вы выбрали медицину?

Андрей КРАСИЛЬНИКОВ: Хотя я окончил школу всего с двумя «четвёрками», понимал, что технический вуз не для меня. Ну совсем не моё. Несмотря на то, что в родне были технари, моряки и строители. Пошёл поступать в медицинский. Без всякого блата, «прихватов» и сопровождения.

Какую-то роль сыграло и то, что одним из экзаменов оказалось сочинение. Поступил с ходу. Никакого представления о будущей профессии у меня не было: лишь романтически-киношное представление о людях в белых халатах. Престиж профессии врача был несоизмеримо выше тогда, чем теперь.

Сергей КРАСИЛЬНИКОВ: Я – гуманитарий, но при этом меня привлекало что-то наукоемкое, где трудно, но интересно. Ответ нашелся — медицина. Причем я определился с профессией раньше старшего брата. Выбрал гинекологию: тут и оперативная активность (мужчина должен быть хирургом), и такое емкое и сложное направление, как гинекологическая эндокринология.

- Кто для Вас самый авторитетный доктор в Архангельске?

АК: Эдуард Владимирович Недашковский, удивительный Человек, Врач, Учитель и Товарищ. Врачи самых разных специальностей согласятся со мной, что это уникальный по степени влияния на архангельскую медицину человек. И в то же время простой, отзывчивый и доступный коллега с потрясающим чувством юмора. Мне посчастливилось работать с ним в операционной, потому что именно профессора Недашковского звали на сложные наркозы. Само его присутствие и шутка, сказанная в нужный момент, вселяли уверенность в благополучном исходе операции.

Он помогал мне с кандидатской диссертацией, когда я уже в отчаянии собирался её забросить. Он же настоял, чтобы я занялся докторской. Эдуард Владимирович с нуля создал кафедру анестезиологии и реанимации нашего мединститута и долгое время возглавлял её. Сегодня его ученики работают не только на Северо-Западе России, но и в Норвегии, Швеции, Дании, Англии.

СК: Один из моих учителей по акушерству – Георгий Павлович Лисица. Профессор, заведующий кафедрой. Человек требовательный, справедливый, добрый – хотя и непростой по характеру. Он прошел войну. Профессионал, который мог поставить точный диагноз после короткой беседы с пациенткой. Видел перспективы лечения на два шага вперед. Опыт, дар и желание помочь – это сочетание казалось мне тогда невероятным.

- Главный врач – предел мечтаний в Вашей карьере?

АК: Предел моих мечтаний – хороший главный врач. А над этим ещё работать и работать.

СК: Если бы мне задали этот вопрос лет десять назад… А сейчас отвечу коротко  – да. Не потому, что не хочу развиваться или стремиться к большему, а потому что это – дело моей жизни. Сложное, ответственное, обязывающее. И я хочу посвятить ему себя целиком.

- В чем специфика административной работы Вашего брата?

АК: Сергей возглавляет самую известную клинику нашего региона с легендарной историей и очень непростым настоящим. Больница переживает реконструкцию, строительную и организационную. Не прекращая операций, ремонтируется оперблок. Другие больницы в виде филиалов присоединяются к Первой. Это требует максимального внимания и контроля со стороны главного врача.

СК: Онкодиспансер – специфичное медучреждение в структуре здравоохранения области, занимающееся определенным видом помощи. С одной стороны, это хорошо, с другой - плохо: нет конкурентов. Тем не менее, на мой взгляд, больница, где главным врачом мой брат, развивается эффективно. Новый оперблок, новое оборудование, хорошая экономическая ситуация – его заслуга. Главный онколог области – тоже непростая должность: по сути, на онкологию замыкаются службы всей системы здравоохранения, от ФАПов до стационаров, не подчиняющихся напрямую главному врачу онкодиспансера. И, чтобы организовать их на совместную эффективную работу, усилия нужны титанические.

- Кто из вас успешнее?

АК: Конечно, Сергей! Он лучше учился в институте. И диплом у него почти «красный».

В «прежней» жизни мы акушеры-гинекологи. Но только Сергей был главным акушером-гинекологом департамента здравоохранения. Я три раза пытался стать народным избранником, но так и не стал. А у брата это получилось с первой попытки. И второй раз ему оказали доверие избиратели.

Ну и... он более успешный охотник, который к тому же не просто добывает зверя и птицу в законных рамках, но ещё и заботится о благополучии леса и его обитателей.

СК: Конечно, старший брат: доктор наук, профессор, преподаватель кафедры, главный врач, главный специалист… Дома мама критикует: мол, ты не такой деловой, не такой упертый, как Андрей, слишком мягкий по характеру, и «все тебя используют». Так, кстати, и жена считает. Но я добрый до определенных границ. Как руководитель считаю, что подчиненным нужно верить и доверять. Оступится – дать шанс. Не воспользуется – тогда и я перестану быть мягким.
 
- Что Вы считаете главной проблемой сегодняшней медицины?

АК: Недостаточное внимание к пациенту. Существуют стандарты качества медицинской помощи. Надзорные органы и страховые компании следят за их выполнением. Медицинские организации стараются улучшать качество. Существует даже должность специальная – заместитель главврача по качеству. Но проблема внимания все равно остается.

Мне кажется, персонал сосредоточен на потребностях пациента исходя из своих профессиональных знаний. И хорошо выполняет медицинский функционал: обследование, операции, процедуры. Но хорошо оказанная помощь - еще не гарантия удовлетворенности пациента.

Необходимо учитывать ожидания пациента, которые больше связаны с эмоциональным восприятием всего лечебно-диагностического процесса. Пациент ожидает доброго слова, уютной палаты, чистого туалета, хорошей еды - того, что определяет доброжелательную атмосферу больницы. На это не требуется больших средств, безумных расходов. Но порой очень трудно донести до каждого сотрудника, что от него тоже зависит самочувствие и настроение наших больных.

СК: Кадры. Потеря престижа. И зарплаты уже не маленькие, а люди в медицину идти не хотят. Мы можем купить технологии, оборудование, лекарства, но нам негде купить специалистов. Сложился негативный имидж медицины. Как на ТВ сюжет по здравоохранению – так про ошибки врачей. Да, у нас много проблем, и в нашей среде, как и в любой другой, есть черствые и равнодушные люди. Но все-таки костяк – это профессионалы, которые и делают профессию самой гуманной.

- Вы знаете, о какой награде, звании или чьем признании мечтает Ваш брат?

АК: В нашей семье как-то не принято гнаться за наградами... А вот о степени кандидата медицинских наук, мне кажется, Сергей мечтает. И не только мечтает, а давно и упорно работает над этим.

СК: Думаю, Андрей хочет стать заслуженным работником здравоохранения.

-Каким талантам брата Вы по-хорошему завидуете?

АК: Собирать вокруг себя друзей. У Сергея много друзей из самых разных слоёв общества и сфер деятельности. И со всеми ему удаётся поддерживать хорошие отношения.

СК: Завидую его целеустремленности и умению добиваться цели: в науке, творчестве,  спорте…  Этому у него можно поучиться. Я, например, в детстве был подвижней Андрея. Он переболел пневмонией, родители его оберегали… Сядет, рисует, не шкодит – и все его любят. А я, как бабушка говорила, «дырку в полу вертел на месте». Занимался лыжными гонками. Тренировки шесть раз в неделю стали стилем жизни.

А Андрей увлекался баскетболом – не так длительно и системно, но все же… И в итоге он, а не я два раза бегал марафон. Первый раз с гипогликемической комой на финише, второй раз – успешно. Вот это – свершение. Ему нравится испытывать себя во всем. Он занимался дайвингом, тяжелой атлетикой… Так что, конечно, он успешнее. Еще Андрей пишет стихи и прозу, хорошо рисует, издал книгу – и это при такой, как у него, нагрузке и ответственности.
 
- Когда вы последний раз чему-то удивлялись?

АК: Недавно был в командировке в Вельске. Принимающая сторона пригласила посетить конезавод. В огромной конюшне на 150 лошадей нам, в виде исключения, показали конский «роддом». Там был потрясающей красоты трёхдневный жеребёнок орловской породы. На тонких ножках, но уже с очевидной статью, он жался к маме и с любопытством поглядывал на нас. Когда увидел, как в его огромных лиловых глазах отражается окружающий мир, утвердился в мысли, что самое удивительное на земле – это новая жизнь.

СК: Всю жизнь был уверен: нормально - много работать и много за это получать. А совсем недавно узнал, что, оказывается, естественное желание человека - работать мало, а получать много. Меня это несколько удивило и покоробило.

А в глобальном смысле удивляет единение людей в изменяющемся мире. Даже если это единение - от страха. Понятия «родина» и «Россия» как-то поменялись в лучшую, сильную, более личностную сторону. Словно все поняли: заграница нас не любит и не ждет, и значит, жить нужно здесь и сейчас – так, как хотел бы жить там.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5