ИЛИМ-ПАЛП_2020
Макси

Социальная сфера: «бремя» или драйвер развития?


Беседовал Андрей МАРКОВ | 14.09.2020 10:53:06
Социальная сфера: «бремя» или драйвер развития?

Выборы состоялись, но осталось ощущение непонимания: как и в каком направлении будет развиваться Архангельская область? Весенне-летний карантин внес коррективы не только в экономику региона, но и обозначил новые вызовы в вопросах социального развития. Медицина и образование первыми столкнулись с меняющимися условиями жизни.


Ясно, что классический подход в управлении социальной сферой влечет системный кризис и негативное отношение к власти. Как, имея ограниченные бюджетные ресурсы, обеспечить эффективное управление «социалкой» и может ли она превратиться из «головной боли» и «бюджетного бремени» в драйвер развития наравне с традиционными отраслями экономики? Сегодня об этом наш разговор с председателем совета директоров «Инвестиционная компания «А4» Юрием ШЕВЕЛЕВЫМ.

– Архангельская область – территория развития. Красивый слоган. Но что осталось «за кадром»? Что и – главное – как мы будем развивать в предстоящие годы? Каково ваше мнение, Юрий Валерьянович?

– На самом деле о территориальном развитии политики стали говорить еще полвека назад, когда по заказу Римского клуба был подготовлен доклад «Пределы роста». Авторы промоделировали последствия использования растущим населением природных ресурсов. Модели показывали, что вскоре промышленность, производство сельхозпродукции и загрязнение окружающей среды сделают жизнь на нашей планете проблематичной. Была предложена концепция устойчивого развития территорий. С тех пор и началось.

Все заговорили об устойчивом развитии территорий, потом слово «устойчивое» потерялось и появился политический лозунг. В нашем государстве, как всегда, наука на эту тему высказывалась осторожно и политики ее не особенно слушали. Поэтому о современной триединой концепции экономического, социального и экологического развития территорий мало кто знает, а уж адаптировать ее к конкретному региону… Я про таких региональных лидеров не слыхал.

Между тем что и как развивать, давно и подробно рассказано, опубликовано, разъяснено на уровне ООН и ЮНЕСКО. Но кто у нас это читал, тем более среди политиков?

– Политика обидеть может каждый... Есть же указ президента об основах государственной политики развития регионов – бери и действуй.

– А все так и сделано. Именно в соответствии с Основами госполитики регионального развития, последующими документами Правительства РФ делаются региональные программы развития. Только указ президента – об основах регионального развития, а мы говорим о программе развитии региона. Первый документ регулирует федеральные аспекты управления региональным развитием, а второй должен раскрывать методику и порядок управленческих действий по развитию территории областной властью. 

Однако мир постепенно уходит от индустриального развития в сторону развития информационного. Экономика информационного общества – это экономика финансовых потоков, информации, знаний, нематериальных активов, интеллектуальной собственности.

Финансовый рынок превышает объем товарного производства на порядок. Современная экономика крутится не столько в ограниченном объеме материальных и природных ресурсов, сколько в изобилии знаний, информационных ресурсов. Меняется сущность определения «богатство» и характер процесса, в ходе которого богатство создается. В большинстве развитых стран частное, общественное и государственное богатство сместилось в сторону нематериальных активов. 

Россию мировое сообщество относит к странам развивающимся, но и у нас эти процессы идут и ускоряются. Например, в Архангельске крупнейшим налогоплательщиком городского бюджета становится организация, «продающая» знания, – Северный Арктический федеральный университет. 

Всемирный банк давно рассчитывает валовой продукт государств, включая в активы такие показатели, как уровень знаний и образования, качество жизни населения, уменьшая при этом ВНП на сумму «истощения природных ресурсов». В определении «территориальное развитие» на первый план выходят факторы социального, гуманитарного, экологического развития, а не индустриального. Нам в наших программах желательно идти той же дорогой, по которой идет мировое сообщество.

– Общие принципы понятны. Мы уже говорим о качестве жизни и экологической безопасности, но эти интересы общества надо реализовать на практике. Как превратить их в конкретные положения программы регионального развития, особенно в социальной сфере? 

– И легко и сложно. Легко, потому что эти направления уже реализуются, правда, не у нас. Сложно, потому что сначала надо преодолеть себя, свое незнание, неумение, лень и робость. Надо не побоявшись, абсолютно в рамках действующего законодательства начать перемены в управлении социально-культурной сферой жизнедеятельности. 

Например, в медицине идет процесс увеличения капитализации недвижимого имущества, оборудования, увеличения стоимости медицинских препаратов, аналитических услуг. Это серьезно «перекосило» управление отраслью, уводя ее от качественного управления услугами медицинскими. Получается, что при общем росте бюджетных трат и трат ФОМСа на медицину сокращается пропорция затрат собственно на медицину и увеличивается доля затрат на материальное, техническое, лабораторное обеспечение, иные обеспечивающие операции. В мире этот тренд купируется выводом обеспечивающих операций в отдельный управленческий блок и переводом этого управления на стандарты обычного коммерческого хозяйствования. Это позволяет уменьшать затраты, не меняя тренд увеличения капитализации отрасли.

На простом языке это можно изложить так. В нашей области есть аппаратура магнитно-резонансной томографии (МРТ). Это очень востребованная аналитическая услуга, позволяющая делать своевременную и качественную диагностику. Часть аппаратуры находится в областных государственных медицинских учреждениях, часть – в частных клиниках типа Архангельского филиала института им. С. Березина. Интенсивность работы этого оборудования в частных организациях в разы больше, чем в государственных. Поэтому государственные больницы отправляют жителей области проходить МРТ к частнику. Граждане платят свои деньги (от 3 до 15 тысяч за сеанс МРТ) и со справкой вновь приходят на прием к врачу. Сами понимаете, что качество жизни у гражданина в этом отношении никакое.

Но если это дорогостоящее оборудование, не меняя его собственника – регион, – передать в государственное АО с обычной хозяйственной системой управления, то интенсификация работы аппаратуры повысится, как и качество жизни у пациента, бесплатно получившего такую услугу. Значит, увеличится и темп развития области в стандарте Всемирного банка. То есть просто изменением системы управления недвижимостью, оборудованием, хозяйственными и техническими операциями в медицине можно за те же бюджетные деньги резко повысить темпы развития региона. 

– Да, для появления таких мероприятий в программе развития региона действительно нужны новые качества руководителей, по крайней мере, новые знания. Но ведь не везде в социальной сфере возможен переход на хозрасчет. Школу, к примеру, нельзя коммерциализировать – качество жизни людей совсем упадет.

– Мы говорим не о коммерциализации, а об изменении управления процессами. Кстати, в образовании именно в этом году произошли огромные перемены, и необходимость изменения управления образовательными процессами актуальна, как никогда! Хотим мы или не хотим, но меняется роль школьного учителя. Если система управления образованием на это не отреагирует, в обществе будет нарастать негатив по отношению сначала к школе, а потом к власти.

– Вы о новых расписаниях и режимах занятий с первого сентября?

– Нет, о том, что само­изоляция и карантин, переход образовательного процесса из общения с учителем в общение с компьютером изменило детей. А дети передают это родителям. Вдруг оказалось, что роль учителя как «транслейтера» знаний в мозг ребенка уменьшилась. Учитель стал больше «продюсером» процесса переноса знаний. Выяснилось, что многое можно делать удаленно, гораздо быстрее, дети стали понимать, что они в состоянии познать и сами.

Через несколько лет они станут активными членами нашего общества, и надо уже сейчас совершенствовать образовательные процессы. Информационное общество давно стояло на пороге виртуализации обучения, предпринимая робкие попытки в сфере высшего образования. В этом году сделан серьезный шаг в образовательном процессе на более ранней стадии. Чтобы не потерять качество школьного образования, власть просто обязана включить соответствующие положения в свои программы регионального развития, иначе оно потеряет качество устойчивости.

Уже в этом году нужно выделять средства на материальную базу и обслуживание интернет-обучения, вводить в образовательные программы факультативное обучение «на удаленке» и многое другое, что дал положительный опыт весеннего «самоизоляционного» образования.

Эксперты Всемирного банка определили устойчивое развитие как процесс управления совокупностью (портфелем) активов, направленный на сохранение и расширение возможностей, имеющихся у людей. Социальная сфера жизнедеятельности включает большую часть этих активов. 

Мне кажется, что областные программы развития, развития территориального, экономического, отраслевого или ведомственного должны социализироваться. Ведь мы, северяне, не только объект воздействия всех этих программ, мы еще и основной субъект их исполнения. Если нас не заинтересовать, не увлечь, все программы обречены на неудачу, как бы красиво их ни рекламировали. 





Возврат к списку

Новости компаний

© 2003-2020 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5