ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Смех на палочке, или Какими должны быть муниципальные стратегии?


Павел МЕНЬШУТКИН | 15.07.2011 07:32:52

Когда в новостях как-то буднично сказали, что теперь каждое муниципальное образование должно создать собственную стратегию до 2020 года, у меня в памяти сразу всплыла неувядающая ленинская фраза: «революция, о которой так долго говорили большевики….».


Но почему до 2020 года? Ведь стратегия Архангельской области разработана до 2030. Ответов на этот вопрос может быть несколько. Например, в областном правительстве забыли, что у области есть стратегия до 2030 года, так как с 2008 года не заглядывали в нее. Вариант менее вероятный: заглядывали, но осознали, что стратегия, не согласованная со всеми заинтересованными сторонами, не может быть реализована, и перестали обращать внимание на этот документ. И третье: они вдруг вспомнили, что с подачи «Единой России» была разработана стратегия России-2020 и нынче политически не выгодно муниципалам выделяться.

 

Что касается «Стратегии России - 2020», то первым делом у меня в свое время возник один, но очень важный вопрос: почему для такой огромной страны она разработана всего лишь на 12 лет, то есть на срок среднесрочной программы? В чем сакральный смысл этой цифры — 2020?

 


Как известно, вся деятельность ЕР связана с получением пожизненной ренты от знакомого нам всем лица. Видимо, дальше 2020 года ни у кого из разработчиков просто воображение не работало: возраст у Путина все-таки будет предельным уже. Возможно, партия власти гораздо больше знает о своих управленческих талантах, поэтому на полном серьезе считает, что дальше 2020 года Россия как единое государство под их мудрым управлением не проживет, поэтому и планировать на более далекую перспективу смысла не видят.
Но для муниципалов эти аргументы не играют никакой роли. Может кончиться РФ, может кончиться ЕР, но районы и поселения в любом случае останутся, поэтому стратегия на 8 лет – это, извините, смех на палочке. Тем более что в тот же Градостроительный кодекс недавно внесены изменения, обязывающие разрабатывать планы не менее чем на 20 лет. А эти планы вообще-то должны стать частью стратегии.

Вообще, в мировой практике стратегии меньше чем на 20 лет не разрабатываются, потому что их смысл состоит не просто в достижении каких-то далеких целей, а в том, что эти цели могут быть достигнуты только в случае какого-то серьезного изменения сегодняшней действительности: методов работы, привычек, способов мышления, то есть культуры. А культура быстрее чем за 20 лет не меняется. Так уж мы, люди, устроены.
Для примера можно привести шведов, которые шибко задумались, когда в семидесятые годы нефть резко подорожала, а экономика Швеции на 80% зависела от углеводородов. Собрались и разработали стратегию избавления от этой зависимости. Сейчас они зависят от углеводородов уже только на 5%. Они много чего умудрились изменить, но больше всего лично меня поразило то, что они сейчас города мусором отапливают!!! Вы представляете, что они должны были изменить в людях, в системах, в структурах и сколько для этого понадобилось денег, чтобы этого достичь?!

 

Для такой страны, как Россия, горизонт стратегического планирования должен быть минимум 50 лет, а для любого муниципального образования – 20. И только временщики могут думать иначе.


Пример со шведами хорош тем, что иллюстрирует глубину изменений. Для того чтобы добиться таких результатов, нужно было решить главный управленческий вопрос: как преодолеть сопротивление изменениям со стороны граждан, ведь в такого рода изменениях задействованы абсолютно все? Ответ на этот вопрос и простой, и сложный одновременно. Простой потому, что все жители просто были ими задействованы при разработке этой стратегии и изначально были привержены изменениям, потому и цели оказались достижимыми. А вот как сделать так, чтобы жители стали участниками управленческого процесса, – это сложнейшая проблема, а уж для России тем более.
Но именно вовлечение населения в создание своего будущего – это серьезный шанс не только для нашей глубинки, но и для страны в целом, потому что главная проблема России сегодня звучит так: население не хочет жить на этой территории.
Если во второй половине XX века среди молодежи неудачником в России считался тот, кто оставался в деревне, то в этом тысячелетии неудачником уже считается тот, кто остался жить в России.

Ни в коем случае разработка стратегий не должна превратиться в рутину, формальность, в которой будет задействована парочка чиновников, которые судорожно и под копирку за пару недель создадут этот документ и бодро отчитаются перед вышестоящим начальством. Разработка муниципальных стратегий – это дело граждан, предпринимателей, чиновников, это дело всех слоев общества, которые еще предполагают, что их дети будут жить в России.
Разработка такой стратегии предполагает серию мозговых штурмов на занятиях семинарского типа  в течение не менее года, и под управлением консультантов уровня МВА, а стоят такие консультанты достаточно дорого. Но затраты эти окупятся, потому что предполагают не просто создание какой-то бумажки, а пробуждение населения, повышение уровня доверия и, как результат,  накопление социального капитала как основы долгосрочного развития.

Стандартное возражение со стороны муниципалитетов против подобных затрат такое: нет денег. При этом они зарывают «в землю» десятки миллионов рублей на разную ерунду, а на вопрос — зачем? - обычно выдают такой же стандартный ответ: мы так привыкли.

 

Если же кто-то считает, что пара чиновников за две недели стратегии нарисует, то лучше вообще не заниматься стратегическим планированием, чтобы не дискредитировать один из самых мощных инструментов публичного менеджмента.

 

 





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5