ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Олег ПЫЧИН: «Возрождению культурной среды поможет частный капитал»


Анна БЕЛЯЕВА. Фото: Алексей ЛИПНИЦКИЙ | 23.07.2010 03:06:37

Памятникам истории и культуры грозит катастрофа. Такая опасность существует и в Архангельской области: в регионе более 1900 памятников, но дни многих уже сочтены. Заинтересован ли бизнес в возрождении архитектурного наследия города, формировании его новой городской среды, или предпринимателями движут «замыслы нуворишей» - довести памятник до ручки и остаться при лакомом земельном участке?

Отдать памятники архитектуры в руки бизнеса: многим эта идея, возможно, покажется крамольной. Но при нынешнем уровне финансирования культуры столица Поморья может оказаться в руинах. Заинтересован ли частный капитал в сохранении культурного наследия региона, как соблюсти баланс между интересами бизнеса и общественности? Свою точку зрения высказал председатель совета Архангельского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Олег  ПЫЧИН (на снимке).

- Олег Николаевич, противоречия между необходимостью развивать город и сохранять его исторический облик становятся все острее. В чем роль культурного ресурса?

- Памятники архитектуры сегодня находятся в условиях современной городской среды. И  места противоречиям здесь быть не должно: объекты культурного и исторического наследия, «коробки» жилых домов – все должно дружить друг с другом.
Почему это важно? Все мы знаем, что в стране взят курс на модернизацию во всех сферах жизни. Речь идет не о приходе новых технологий, а об изменении системы знаний человека. А они, в свою очередь, формируются через культурную среду, в которой человек чувствует себя комфортно, может креативно мыслить, генерировать идеи. Вот почему культурная среда является одним из главных ресурсов развития общества.

Аллеи, памятники, исторические здания - все это культурное пространство города. Но, к сожалению, в Архангельске сложилась ситуация, когда памятникам долгие годы, мягко говоря,  «позволяли» ветшать. Многие объекты утрачены и по причине плачевного состояния уже не воспринимаются как объекты культурной ценности. Цена утраты высока: мы теряем общую культуру, инвестиции, туризм… Вот почему ВООПИиК ратует за то, чтобы памятники были не только сохранены, но и работали на благо развития общества.

- И что же – взять на вооружение лозунг «Сохраним для будущих потомков»?

- Он сегодня не работает. Город не может быть законсервированным музейным фондом. Надо говорить о модернизации наследия, социализации сферы культуры – музеев, памятников.
Возьмем Музей Писахова в Архангельске. Встаньте рядом и понаблюдайте, много ли людей туда заходит. Будете разочарованы: бурлящего потока посетителей нет. А если бы рядом стояло, скажем, кафе Писахова, или в соседнем торговом центре был хотя бы один экспонат оттуда, или на улицу был выведен экран, рассказывающий об экспозиции? Все это возможно сделать и при этом не нужны большие средства.

Культурное наследие должно быть доступным. Если мы хотим развивать регион, надо озаботиться проблемой сохранения и актуализации культурного наследия. Сейчас мы ждем прихода новых технологий и специалистов в связи с реализацией Штокмановского проекта, развитием С(А)ФУ.
Давайте подумаем, в какую культурную среду приедут эти люди, что увидят на улицах Архангельска? «Коробки» и сайдинг, которых полно в любом другом городе? Если так – они не останутся здесь. Вот почему культурная специфика региона  является ресурсом в борьбе за инвестиции, туризм, общественное признание.

- Кто должен думать о сохранении и развитии культурного ресурса, чтобы он не стал конечным, иссякаемым, как нефть?

- У нас модно выстраивать вертикали власти, в том числе в сфере охраны памятников. Но это полдела. Должна быть полноценная структура, позволяющая контролировать и охранять наследие.
Государственная вертикаль – это стержень, вокруг которого надо выстраивать и поддерживать общественную инфраструктуру и, как ни странно, бизнес. А роль ВООПИиК – цементирующая, связывающая все эти общественные звенья.

- Но любая компания может сказать: мы платим налоги, а благотворительность – дело добровольное…

- Речь не о благотворительности, а инвестициях в будущее самой же компании. Почему бизнес должен быть заинтересован в сохранении культурного наследия? Да потому, что тем самым он выстраивает и систему собственной социальной безопасности. Бизнес конечен, если он не подпитывает общество ресурсами. Надо не только брать, но и возвращать.

Хороший пример – отреставрированное на деньги банка здание на пр. Ломоносова, 86, в центре Архангельска (архангельский филиал ОАО «Фондсервисбанк»). Бизнес вложил деньги и сформировал положительное отношение со стороны общества. Многие предприниматели поначалу делают это ради престижа, а потом осознают, что это вклад в развитие окружающей культурной среды...

- Общество и государство на такое «вмешательство» бизнеса часто смотрят с опаской: продать памятник - почти как продать Родину.

- Можно ли быть собакой на сене, когда памятники рушатся? Позиция ВООПиИк такова: нельзя замыкаться на своих стенах, ругать всех и кричать, мол, мы, гуманитарии, думаем о вечном, а бизнес о деньгах… Но столь же чревато и ставить бизнес на колени, требуя вкладываться в памятники.
Истина, как всегда, посредине. Мы четко понимаем: одному государству не справиться, денег не хватит. Надо договариваться с бизнесом, и в основе диалога должно лежать государственно-частное партнерство.
Если памятник находится под охраной государства, вовсе не означает, что он не может быть отдан в аренду, доверительное управление, передан по договору концессии или приватизирован. Главное – сохранить его и использовать по назначению.

- Есть в Архангельске объекты, которые могут заинтересовать бизнес?

- Некоторые памятники уже отданы бизнесу. Отреставрировано здание «Фондсервисбанка» на пр. Ломоносова, 86, особняк Елизаветы Вандет на Попова, 2 (ресторан «Боброфф»), здание, где размещается чайная «Шёлк» на пр. Чумбарова-Лучинского, 49. 
Не вижу ничего плохого в том, что в историческом здании ресторана «Трескоед» на Ч.-Лучинского, 8, развивают традиции поморской кухни – памятник сохранен и доступен для людей. Конечно, не везде все идеально. Но нет смысла биться за каждый кусок прогнившей балки. Беречь надо дух, среду.
Есть точки приложения и для будущих инвестиций. Например, здание пивзавода. Здесь можно открыть центр творческих индустрий (студии, мастерские, салоны художников, ремесленников, дизайнеров, архитекторов и т.д.), с развитой сервисной инфраструктурой   – сделать это красиво и необычно. И тогда мы получим не только привлекательный для горожан и гостей культурный центр, но и привлечем инвестиции для сохранения памятника. Подобные проекты можно и нужно реализовать на началах государственно-частного партнерства.

- Мораторий на приватизацию памятников давно снят, но толпы предпринимателей,  желающих восстановить их, не выстраиваются.  Почему?

- Слишком высок уровень ответственности и капитальных вложений. Нет нормативно-правовой базы, которая позволяла бы взять находящиеся под охраной объекты на льготных условиях.
Власти и бизнесу надо договариваться. А дальнейшее направление подсказывает зарубежный опыт: чтобы у инвестора возник интерес, нужен механизм возврата вложенных средств. В Европе и США используют разные схемы. Например, «доллар за доллар»: на каждую вложенную бизнесом сумму причитается такая же от государства. А если памятник – жилое здание, стороны вместе решают вопрос расселения. Этот подход пригодится и у нас: так, напротив китайского ресторана расположен дом купца Калинина,  который находится далеко не в лучшем состоянии. Мы теряем памятник, а бизнес нашел бы, что с ним сделать.
Нужны и налоговые льготы, чтобы здание было выгодней отреставрировать, чем снести. И чтобы предприниматель работал с памятником как реставратор, а не архитектор, который от «истории» оставит в лучшем случае фасад.

- Но бизнес часто ругают за то, что новые объекты вторгаются в зону исторической застройки. Много таких примеров и в Архангельске. Почему у нас не соблюдаются требования охранных зон?

- Власть и здесь должна помочь бизнесу. У нас нет четких правил охраны памятников и застройки территории. А для предпринимателя нет ничего важнее, чем четкие ясные параметры – где, что и как надо строить.
В Архангельске недавно приняли генплан. В нем обозначены охранные зоны в виде достопримечательных мест. Но они практически не работают, поэтому, например, очень интересная территория на углу проспекта Новгородский и улицы Карла Маркса становится все меньше из-за новой застройки. Это результат незнания и излишне вольной трактовки закона. А ведь новодел – это уже новая архитектурная среда.
Чтобы охранные зоны не стали стройплощадками, по каждой территории и каждому историческому зданию должна быть разработана своя концепция, прошедшая общественное обсуждение. Следует четко представлять, что надо беречь в каждом конкретном памятнике. И тогда понятие «экономика наследия» будет работать.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5