ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Волшебник камерной сцены


Беседовала Ольга Истомина. Фото: из архива А. Кичика, Архангельского театра драмы | 24.04.2015 03:49:16

Молодой московский режиссер Анастас КИЧИК работает в Архангельском театре драмы с осени 2014 года. Зрители полюбили спектакль по сказке Антония ПОГОРЕЛЬСКОГО «Чёрная курица, или Подземные жители», ставший его дебютной работой на камерной сцене театра. Сейчас режиссер занимается постановкой спектакля «Волшебник Изумрудного города», роли в котором будут исполнять дети с ограниченными возможностями здоровья.

– Анастас, расскажите, как вы оказались в Архангельском театре драмы?

– Все было очень просто: главный режиссер и художественный руководитель театра драмы Андрей ТИМОШЕНКО искал человека — преимущественно для работы на камерной сцене,   обратился к моему педагогу из театрального института имени Бориса ЩУКИНА, режиссерский факультет которого я заканчиваю. По его рекомендации мы встретились с Андреем Николаевичем в Москве, поговорили... И вот я в Архангельске.

- Сказка «Черная курица, или Подземные жители» - ваш дебют на архангельской сцене. Над какими постановками вы работали до этого в качестве режиссера?

- В столице я работал над студенческими спектаклями, руководил студией, был заведующим театральным отделом Московского городского Дома учителя. Год назад поставил спектакль по басням Крылова в Кировском областном театре драмы. Принципиально люблю работать с классическими произведениями: в них сокрыты нескончаемые глубины — источники вдохновения, которые, наверное, никогда не будут исчерпаны до конца. Из современных пьес пока ничего для себя не нашел.

- С какими сложностями столкнулись в процессе работы над «Черной курицей»?

- Главная сложность в том, что сказка эта на самом деле не детская, но нужно было сделать так, чтобы дети ее понимали. Спектакль идёт на камерной сцене: нет танцев и богатых декораций, задействовано всего четыре артиста. В такой аскетической обстановке нужно было показать историю в развитии. Казалось бы, это усложняет задачу режиссёра, но в то же время ограничения - один из движущих принципов творчества.

В «ограничивающих» условиях было придумано интересное образное решение: на сцене ведь нет практически ничего, кроме нескольких стульев с высокими спинками. Их можно легко передвигать по сцене, поворачивая то одной, то другой стороной к зрителям. Когда они обращены к залу горящими лампочками — это образ детской комнаты. Когда же мы разворачиваем их внутренней стороной, что-то рисуем или пишем на ней мелом - это, помимо потустороннего сказочного мира, ещё и образ школьного класса, символизирующего взросление. Главный герой проходит стадии этого взросления... И школа, конечно, имеется в виду не общеобразовательная, а школа вообще - в широком смысле этого слова.

- В постановке используется анимация. Как вы оцениваете этот прием - довольно популярный сейчас в театре?

- К анимации я всегда относился с опаской и старался к ней не прибегать, потому что театр – это, в первую очередь, артисты. Но здесь есть особенные, очень сказочные и зрелищные моменты — охота на крыс, жизнь подземного народа, — для воплощения которых я не нашел другой возможности.  Анимация тоже решена в стилистике рисования мелом, и это очень хорошо вписалось в общую концепцию спектакля. Можно сказать, что после этот прием в моих глазах «реабилитирован».

- Сейчас вы в качестве режиссера работаете над совместным проектом общественной благотворительной организации «Время Добра» и театра драмы. Результатом должен стать спектакль по мотивам сказки Александра ВОЛКОВА «Волшебник Изумрудного города». В главных ролях – дети с ограниченными возможностями здоровья?

- Да, и премьера назначена на 14 мая. Проект очень непростой, но важный для нашего театра. Мы делаем его совместно с детским реабилитационным центром и Дворцом детского и юношеского творчества. Репетиции приходится проводить на разных площадках, и ребят всех вместе собрать довольно сложно: им нужно совмещать и учебу, и процедуры... Надеюсь, что у нас все получится. Это прежде всего социальный проект, который позволит детям раскрыть на сцене свои таланты, которые ничем не ограничены.

- Кроме режиссерской работы над детскими спектаклями, вы предстаете в качестве актера в сказке «Садко». Вам интересно работать с детьми и для детей?

- Я и раньше работал с детьми очень много: в студиях, на детских фестивалях, где проводил различные мастер-классы. Есть, например, такой кинофестиваль «Киноёжик»: каждое лето езжу — там мы снимаем детское кино. В детских спектаклях я тоже много работал и вообще люблю общаться с детьми. Мне кажется, что я их понимаю.

- У вас уже есть планы новых постановок в Архангельском театре драмы?
 
- В этом сезоне мы начнем работу над «Маленькими трагедиями» Александра Пушкина. Название, которое я хочу дать спектаклю: «Всё утопить. Сейчас». Это последние реплики «Сцены из Фауста», на которую будет закольцована постановка. Спектакль предстанет как цепь трагических историй, которые являют собой конфликт, крушение человеческой культуры, вырождение сознания, где герои добровольно отказываются от своей души...

- Есть такое понятие, как «провинциальный театр» и «провинциальный зритель». Заметили ли вы какие-то отличия архангельского театра и зрителя от столичного?

- У меня хорошие впечатления. Что касается театра, то в провинции все более консервативно и целомудренно. Здесь меньше экспериментов, но это и хорошо, потому что Москва сейчас, на мой взгляд, слишком грешит экспериментами. Если все сложится, я хотел бы остаться в Архангельске. Мне очень понравился этот театр.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5