ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Джаз-рассказ с долей абсурда


Ольга ИСТОМИНА. Фото: Анастасия Онучина | 09.10.2015 09:03:18

«Я оглядел пустой чемодан. На дне – Карл Маркс. На крышке – Бродский. А между ними – пропащая, бесценная, единственная жизнь», – написал Сергей Довлатов в предисловии к своему сборнику рассказов «Чемодан». Каждая вещь, вынутая из чемодана, - от креповых носков до поплиновой рубашки, – была символом какого-то важного момента на пути героя... Заслуженный артист России Сергей ЧУРКИН представил зрителям авторское прочтение довлатовской прозы в жанре джаз-рассказа.

Весной «Чемодан» уже был сыгран в Камерном зале Архангельской филармонии, а 7 октября состоялась премьера на новой площадке - основной сцене Архангельского театра драмы.

«Креповые финские носки», «Номенклатурные полуботинки», «Приличный двубортный костюм» и «Поплиновая рубашка» – эти четыре рассказа Довлатова вошли в программу Сергея Чуркина, посвященную Году литературы. Довлатов – один из любимых писателей актера. В выбранных произведениях с остротой и пронзительностью описана эпоха 60-х – 80-х годов прошлого века.

Сергей Чуркин на сцене переживает ее заново, и даже зрителям других поколений становятся понятны личные воспоминания и ассоциации артиста и музыкантов. Время фарцовщиков. Время расцвета джаза.

По словам Сергея Чуркина, мысль сделать программу с участием джазовых музыкантов возникла давно.

«Джаз я любил всегда, и Довлатов, кстати, тоже. Мне нравится традиционный джаз, и для меня было важно, чтобы играли профессионалы, мастера своего дела: Тим Дорофеев (гитара), Виктор Хабаров (саксофон), Алексей Барандов (барабаны), Николай Клишин (контрабас). Музыка в этом проекте является самостоятельной величиной, и мне кажется, мы попали в точку – она словно звучит из того времени и удивительно гармонирует с текстом», - рассказывает артист.

Музыканты самостоятельно, по своим ощущениям, подбирали произведения, которые будут играть. Соло «Here's That Rainy Day», исполненное на саксофоне Виктором Хабаровым, стало лейтмотивом программы.

Проект «Чемодан» - первый подобный опыт для Сергея Чуркина. Немало времени ушло на то, чтобы адаптировать текст для сцены: временные рамки не позволяли прочитывать рассказы полностью.

«Первичную инсценировку сделала завлит театра драмы Нина Самойлович. Позже, когда я репетировал и учил текст, начал понимал, где зритель может потерять внимание, и отсекал лишнее. Конечно, мне был нужен сторонний взгляд на мою работу. И в этом очень помогла актриса Наталья Латухина: она слушала, как я читаю, делала замечания, если что-то было непонятно», - продолжает Сергей Чуркин.

Наверное, потому, что многие эпизоды знакомы артисту не понаслышке, интонации подобраны точно.

«Какие картины возникают в воображении у вас при прочтении, например, рассказа про креповые финские носки? У меня – Ленинград, 60-е годы, фарцовщики... Я знаю, что такое бегать от милицейских нарядов с грузом японского фотооборудования», - делится воспоминаниями артист.

Если в юности пришлось примерить на себя такую роль, собрать свой чемодан по аналогии с довлатовским несложно...

«До сих пор в кладовке у меня висит кожаная куртка, которую мне, кажется, в 1985 году сшили из твердой сапожной кожи, по великому блату доставшейся с фабрики «Северянка». Эта куртка прошла со мной все! Потерлась, но осталась целой», - улыбается Сергей Чуркин.

Кульминационный момент программы - рассказ «Поплиновая рубашка»: по мнению артиста, это  самый лирический эпизод в прозе Довлатова.

«Главная задача для меня была – дать зрителям понять, что Сергей Довлатов не такой человек, которого - как это в советское время, увы, было принято и по отношению к Высоцкому - можно описать несколькими словами: «алкоголик, хулиган, любит баб». Нет, он был очень тонким, интеллигентным человеком. А в истории с рубашкой звучит осознание его большой любви к жене - может быть, впервые пришедшее понимание этого чувства...».

В основе любой комедии всегда лежит трагедия: мы смеемся, когда кому-то плохо или больно. Может быть, даже нам самим. Такова природа юмора и в рассказах Довлатова - щемящая нотка грусти в исполнении Сергея Чуркина скрывается почти за каждым забавным эпизодом.

«Я не люблю «ужимки и скачки» на сцене, как выражался Станиславский. Конечно, существует буффонада, площадной театр. Но проза Довлатова – совсем другой случай, и я хотел, чтобы все было по-честному и без лишнего комизма», - говорит актер.

«В каждой работе есть и даже необходима минимальная доля абсурда», – замечает писатель в самом смешном рассказе сборника – «Номенклатурные полуботинки». Так и Сергей Чуркин уверен: с помощью двух-трех капель абсурда, нужных как в жизни, так и в творчестве, на сцене можно ставить всего Довлатова – вплоть до записных книжек.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5