ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Интернет четвертого поколения: когда и за сколько?


Текст: Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото: Николай Гернет | 27.04.2012 06:10:36

Ведущие операторы сотовой связи России ведут «игру на опережение» в новой нише рынка: предоставлении беспроводного скоростного доступа в Интернет по технологии четвертого поколения (4G) в стандарте LTE. Борьба за абонента началась задолго до распределения «пригодных» для 4G частот Роскомнадзором. LTE открывает для мобильных пользователей практически все возможности фиксированного Интернета, включая операции с файлами любой «тяжести».

Три плюс один

Внедрения широкополосного доступа в Интернет стала одной из главных тем на прошедшем 24 апреля в Москве VIII Международном форуме «Телеком—2012».

По оценкам участников форума, в решении этого вопроса Россия отстала от Запада на 3-4 года. Во многих странах сегодня сети LTE запускаются в диапазоне 1800 МГц, то есть применяется так называемый принцип технологической нейтральности: операторы вправе применять любую разрешенную технологию на уже имеющихся у них полосах радиочастот. В России к этому тоже готовы - в каждом регионе порядка четырех-пяти операторов обладают лицензиями на использование диапазона 1800 МГц. Такой задел для конкуренции устраивает даже ФАС, однако обещанной «отмашки» от госорганов все нет и нет. Откладывается и конкурс на собственно 4G-частоты, который Роскомнадзор, по поручению Госкомиссии по радиочастотам, должен был провести еще до 1 февраля.

Чтобы не терять времени даром, «МегаФон» 23 апреля стартовал с LTE-сетью в Новосибирске, используя по соглашению базовые станции компании «Скартел» (марка Yota). Следующий город по графику — Москва.

Компания МТС сразу начала с Москвы, запустив пока бесплатный мобильный высокоскоростной Интернет внутри Садового кольца. Как отметил технический директор МТС в макрорегионе Москва Сергей ДРУЖЧЕНКО, по сути речь идет о тестах на «старых» частотах, поэтому разрешения надзорного органа не требуется. При этом даже в столице ни смартфоны, ни планшеты с поддержкой LTE пока не продаются, за исключением тех, что для разведки спроса раздают сами операторы.

Еще один оператор «большой тройки» — «Билайн» — о конкретных планах внедрения LTЕ пока умалчивает. С 1 сентября должна заработать 4G-сеть «Ростелекома», который тоже планирует использовать частоты «Скартела».

«Мы также ведем диалог со «Скартелом», но относимся к такого рода проектам... аккуратно, — высказывает свое мнение президент Tele2 Россия Дмитрий СТРАШНОВ. — В Европе есть подобный опыт, но вопрос в том, как будет распределяться выручка от предоставления услуг абонентам? Что касается Tele2, мы в данный момент тоже настраиваемся на самостоятельную борьбу за лицензию».

По словам Дмитрия Страшнова, при запуске сетей LTE доступность высокоскоростного мобильного интернета во многом будет зависеть от наличия конкуренции на местном  уровне. «Поэтому важно, чтобы при распределении лицензий среди федеральных операторов был хотя бы один региональный лот, — считает президент Тele2 Россия. - Мы надеемся на взвешенное решение регулятора: 20% абонентов в России пользуются услугами не «большой тройки», а именно региональных операторов».

Взгляд из паутины

Не менее актуальным для операторов сотовой связи является вопрос о стоимости реконструкции имеющейся инфраструктуры под 4G-формат: от экономичности этой перестройки в конечном счете будет зависеть, какую часть расходов компании решат компенсировать из кошелька абонентов. 

«Наиболее простая модель — строительство единой сети, которую могли бы эксплуатировать все участники рынка, — считает Дмитрий Страшнов. - Однако момент для этого был упущен года 3-4 назад. На сегодня каждый из операторов «большой тройки» («МегаФон», «Билайн», МТС) успел построить свою мощную вертикально интегрированную сеть. Сейчас собрать всех и «посадить на один кабель» будет очень сложно».

По мнению президента Tele2 Россия, к идее единого государственного подхода еще можно вернуться, только в ином ракурсе — в рамках проекта LTE.

«Выскажу «крамольную» мысль, которой я уже делился с руководством «Ростелекома»: идея состоит в том, что держателем лицензии остается одна компания (государственная),  которая предоставляет игрокам рынка возможность работать на своей инфраструктуре. Ресурсы у «Ростелекома» для этого есть. Нужен только законодательный акт, гарантирующий отсутствие дискриминации при выделении частным компаниям доступа к сети», — считает Дмитрий Страшнов.

Другая опробованная за рубежом модель базируется на создании игроками рынка «третьей» компании, которой передаются и инфраструктура, и лицензия на предоставление услуг. Остается договориться о пропорциях распределения выручки. В России такая форма невозможна: отсутствует законодательная база.

«И все же опыт совместной работы мобильных операторов в России есть: в свое время «МегаФон» и МТС обменивались площадками базовых станций, вместе строили магистральные кабели связи, — рассуждает вице-президент «Транстелекома» Светлана ШАМЗОН. — Это позволяло серьёзно экономить на инфраструктуре. Сегодня мы находимся на том же этапе развития рынка широкополосного доступа и LTE. Если мы говорим о сокращении финансовой нагрузки на абонентов, стоит вспомнить эту практику и не строить такое количество дублирующих сетей, которое появилось сегодня, например, в Москве».

Демпинга не будет?

Ни один из упомянутых операторов пока не делал заявлений относительно тарифов на  передачу данных в 4G сетях, однако, по прогнозам аналитиков, чересчур высокими они не будут. Во-первых, терминалы 4G появятся в России не раньше осени 2012 года, и в 3-4-летней перспективе уровень их распространения вряд ли превысит 10-15%. Во-вторых, операторы заинтересованы в лояльности существующих абонентов, которых предстоит безболезненно перевести в новый формат пользования Интернетом. Для сопоставления цен аналитики приводят такой пример: у той же Yota («Скартел») безлимитка на скорости 5 Мбит/с стоит сейчас около 900 рублей в месяц.

«Как показывает мировая практика, внедрение новых технологий, в частности 4G, позволит использовать более высокие скорости при передаче «тяжелых» файлов. При этом цена практически не изменится — за те же деньги абонент получит лучшее качество. Возможно, что цена и вовсе снизится», — отмечает Дмитрий Страшнов.

Возможность передачи «тяжелых» файлов посредством мобильного Интернета, по мнению многих участников «Телекома—2012», приведет к очередным волнениям вокруг темы «монетизации» data-трафика.

Универсального подхода к решению этой проблемы нет ни в одной стране мира. Кое-где внедряется такая схема: доступ к почтовым сервисам, социальным сетям остается как бы бесплатным, а фильмотеками или брендовыми программами можно пользоваться только за дополнительную плату. Зачастую это вызывает возмущение и у контент-провайдеров, и у операторов: обеим сторонам кажется, что другая повышает свои доходы за ее счет. начинаются споры о том, что важнее — вагон или то, что в нем «едет»...

Мнение о тарификации data-трафика на форуме было высказано немало.

«Даже безлимит не может быть одинаковым для всех: почему я, с точки зрения потребителя, не могу, например, получить больше услуг, если готов за них заплатить? А другому, наоборот, ничего кроме справок и почты не надо — для него цена может быть ниже», — рассуждает вице-президент компании «Вымпелком» Андрей ПАТОКА.

«Базовые услуги операторов теряют стоимость, а тарификации трафика по объему — актуальность. Очевидный выход — создание дополнительных возможностей, за которые абоненты и будут платить»», — высказал суждение заместитель генерального директора «Связьинвест» Михаил ЛЕЩЕНКО.

Антимонопольное ведомство соглашается, что резон в это есть, но не исключает встречных претензий: по словам  начальника управления контроля транспорта и связи ФАС России Дмитрия РУТЕНБЕРГА, тарификация трафика по контенту может быть расценена как установление разной цены на один и тот же товар.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Михаил ЛЕЩЕНКО, заместитель генерального директора «Связьинвест»:

- Если не вдаваться в детали, создается впечатление, что с доступом в Интернет в России все отлично. Однако на поверку мы отстаем даже от стран Востока, не говоря уж о Европе и США. В России широкополосный доступ к Интернету имеет 40% населения, а в Германии и Франции, к примеру, — 80-90%. Пока мы считаем мегабиты, Япония ставит себе цель к 2015 году достичь «государственной» скорости Интернета 1 Гбит/с. Этому посвящена отдельная национальная программа.

Дмитрий РУТЕНБЕРГ, начальник управления контроля транспорта и связи ФАС России:

- Мне сегодня задавали вопрос на примере Гонконга, где государство, при выдаче бизнесу лицензий на внедрение технологий 3G якобы поделило операторов на «существенные» и все остальные, стало диктовать дополнительные условия, например, обязало передать 30% полученных ресурсов в аренду и т. д. Могу заверить, что у нас в России антимонопольное законодательство такого не позволит.

Дмитрий СТРАШНОВ, президент Tele2 Россия:

- В марте мы успешно завершили испытания первой в России сети стандарта LTE 1800. Результаты испытаний подтверждают, что качество услуг в сети GSM не снизилось, а скорость передачи данных в мобильной сети LTE достигала 75 Мбит/с. Осталось дождаться официальной публикации результатов тестов, и слово за регулятором.

Андрей ПАТОКА, вице-президент компании «Вымпелком»:

- Вы приводите пример по Европе, но у нас тоже 80% населения имеют доступ к широкополосному Интернету, правда, только в крупных городах. Кто стимулировал операторов и провайдеров? Никто. Сами все сделали с нуля, и без помощи государства. Другое дело, что объем Интернет-услуг за 2-3 года вырастет в 40 раз, а соответствующий рост платежей потребитель не потянет. Главное, никого не «осчастливить насильно».
— Технологическая нейтральность не должна превратиться в технологический хаос.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5