ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

«Её же вместе с трапом сдует!»


Текст: Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА. Фото: Алексей Липницкий | 30.04.2013 07:16:12

«Ну, и кой черт занес вас на эти галеры?» — этот вопрос, в тон герою «Покровских ворот», так и хотелось задать с порога Александре ХОХЛОВОЙ: девушке, которая в двадцать с небольшим лет, не обращая внимания на шутки в стиле «пустили дитё в рубку», стала капитаном теплохода. Сейчас «Петр Завернин» стоит на причале Архангельского речного порта в ожидании начала навигации.

- Александра, в большинстве учебных заведений девушек на специальность «судовождение» не принимали с послевоенных лет: ограничения сняты недавно. Как вы оказались в первых рядах?

- Я сама из Великого Устюга. Там и поступила в речное училище, правда, на специальность «экономика и бухучет». Планировала, что потом пойду учиться дальше — на маркетолога или менеджера, но почти сразу поняла, что это не мое. Вот и подумала, почему бы не перевестись на «судовождение» — вдруг получится? Начальник училища очень удивился и согласился не сразу: я была первой девушкой с такой просьбой. «Ладно, — говорит. —  Тебе разрешаю: характер есть, может, справишься».

- На каком судне начинали?

- На буксире. В первую практику брать меня матросом на судно никто не хотел. Наконец один капитан взял — матросом-поваром. У него просто выбора не было: срочно требовался человек на камбуз. Там, кстати, я и научилась готовить. Никаких швартовных операций делать не давали. Так, помыть-подкрасить. Конечно, было обидно — учусь на четыре-пять, вся такая молодец, а хожу со шваброй. Но я решила: ничего не брошу, еще попробую добиться, чтобы взяли по основной специальности. 

- А родители как отнеслись к вашим планам?

- Насколько я знаю, моряков у нас в роду не было. Родители сначала думали, что это очередная Сашина затея: поразвлекается и оставит. Потом увидели, что все серьезно. Папа молчал. Мама пыталась отговаривать, пока не поняла, что бесполезно. Сейчас, когда рассказывают, что дочь капитан, чувствую — гордятся.

- Почему выбрали именно Архангельск?

- Сначала приехала сюда на практику, потом пригласили на стажировку. Наивно радовалась тогда, что увижу первый российский порт: думала, что здесь должно быть что-то глобальное — стоят большие теплоходы, ходят генералы в форме... Разочарование было, но не такое сильное. Во-первых, я все-таки из маленького городка: естественно, Архангельск и красивее, и перспективнее. Во-вторых, работать понравилось.

- «Ссылок» на камбуз уже не было?

- Нет, но и не все сразу получалось. Точно так же капитан «Петра Завернина» Юрий Алекссеевич ВОРОНЦОВ сопротивлялся: «Зачем мне ребенок на теплоход, да еще на такую работу? Ее же вместе с трапом сдует, у нас такие ветра!». Если стажер — молодой человек — поворачивает не туда, ему можно нагоняй с парой матюгов дать, и сразу же поедет куда надо. К девушке нужен другой подход. Рычаги, к примеру, перепутаю, выйдет из рубки — слышу, ругается. Возвращается уже поспокойнее. Идем дальше.

В том же году я поступила в Московскую академию водного транспорта. Пришлось выбирать: шесть лет учиться на капитана там или, если все пойдет нормально, уже через полтора года стать капитаном здесь. Что выбрала - понятно. Восстановиться в академии и сейчас не поздно, но пока не хочу.

- Трудно работать среди мужчин?

- Нет. Я в детстве была пацанкой: все время в компании мальчишек, в футбол играла. Может быть, во время учебы чувствовала иногда предвзятое отношение к себе. В группе ребята считали, что мне делаются поблажки. А сейчас... С экипажем проблем нет. Наоборот, добиваться чего-то криками, в отличие от многих капитанов-мужчин, мне не нужно: все и так исполняется без пререканий.

- И все-таки, судоводитель — это мужская работа?

- Так многие привыкли думать. Хотя в Москве, Питере, Нижнем Новгороде девушка- рулевой или штурман на теплоходе — уже нормальное явление, пассажиры воспринимают адекватно и на ходу не выпрыгивают. А у нас это еще в диковинку.

В прошлую навигацию работала на маршруте Архангельск — Чубола, для меня он самый легкий и удобный. Пассажиры в основном одни и те же — дачники, пенсионеры. Они ко мне привыкли: «О, сегодня наша девочка на вахте». И все спокойно. А когда на другие линии на замену попадаю, начинается: «Что творится?! Ребенка посадили теплоходом управлять!..» Конечно, это напрягает. Я просто отворачиваюсь и делаю вид, что не слышу. Они же не знают, что в Архангельске я поработала уже на всех линиях и помню все места, мели и ямки. Иногда кто-то из руководителей помогает: убеждает пассажиров, что перед ними грамотный судоводитель.
- Как выглядит женская капитанская форма?

- А у нас вообще формы не было, только с этой навигации вводится. Выдали две рубашки кремового цвета и синий свитер с нашивками для погон. Я тогда хорошо посмеялась. Она, конечно, красивая, и принесли, как указывала, 42-й размер. Только мужской: рукава до колен, плечи на локтях. Потом сшили на заказ...

- ЧП во время рейсов случались?

- Не то чтобы ЧП... Прошлой весной в Чуболе не было причала, парковались у самого берега. В один из рейсов встали на ночь. Вода была большая. Я просыпалась каждый час-два — ходила смотреть, как она убывает. Вроде не обсохли, стоим. Решила, что не буду лишний раз всех поднимать. Утром встаю, а у нас теплоход как-то кренится в одну сторону. Завожу двигатели и понимаю, что уже на полкорпуса сидим на мели. Пришлось ждать, пока вода прибудет. Нежно так отошли, без повреждений, но все равно было очень неприятно: сорвали рейс, людей подвели.

- «Погонять» по реке иногда хочется?

- Гонять можно на велосипеде. На теплоходе я отвечаю за безопасность. Да и здесь особенно не разгонишься: на том же маршруте Архангельск — Чубола остановки чуть не каждые пять минут.

- Со сменой руководства порта для вас что-то изменилось?

- Мне и раньше помогали: с учебой, с жильем, с работой между навигациями. Зимой почти весь экипаж занят ремонтом теплохода, а я в механике мало что понимаю — дают временно место в управлении. Но если бы, например, тогда ко мне на теплоход зашел генеральный директор, могла бы и прогнать, сказала бы: «Идите-идите, мужчина, до посадки еще два часа». Потому что, проработав здесь полтора года, в лицо никого из прежнего руководства не знала.

С новым руководством все по-другому: обращаются по имени, спрашивают, как дела. «Петр Завернин» капитально отремонтирован, техническое состояние стало гораздо лучше, и мне проще. Заметно, что вкладываются большие деньги. Даже по мелочам. Раньше, например, нужно теплоход покрасить, дадут один бачок краски и сидишь-размазываешь, чтобы только на весь корпус хватило. Сейчас же и кисточкой водишь с душой, и думаешь о том, как сделать красивее.

- Есть интерес попробовать управлять каким-то другим судном?

- Здесь в Архангельске — нет. Может быть круизным теплоходом — таким, например, как курсирует между Москвой и Питером.

- Что больше всего любите в своей работе?

- Если говорить красиво — романтику. А если проще — мой день никогда не похож на другой, даже когда всю навигацию работаешь на одной линии: меняются погодные условия, течения, люди... Хорошо, что не стала бухгалтером и не сижу в конторе, перебирая бумажки. Люблю адреналин. Когда в шторм идешь — страшно, думаешь, вот дура, надо было идти кассиром работать... Но потом шторм заканчивается, и остается только это классное чувство драйва.

«Архречпорт» начинает юбилейную навигацию

30 апреля ОАО «Архангельский речной порт» отмечает 20-летие. В 2012 году еще в недавнем времени убыточное предприятие взяло курс на оздоровление. Речпорту удалось расплатиться практически со всеми долгами и значительно увеличить выручку.

В декабре 2011 года у Архангельского речного порта сменились собственники. Предприятие находилось в предбанкротном состоянии: общая сумма долгов составляла порядка 90 млн рублей. Ситуацию усугубил пожар на территории порта, в котором был поврежден пиловочник, принадлежащий СЦБК. Ущерб оценивался в 18 млн рублей.

Новому руководству удалось перестроить работу предприятия и вытащить его из финансовой ямы. 2012 год для Архречпорта закончился без убытков. 

«Работу порта во многом определяет состояние экономики города и региона, – подчеркивает генеральный директор ОАО «Архречпорт» Андрей РАЗГОВОРОВ. – Резкий спад в лесной отрасли мог обернуться для нас значительными потерями. Поэтому мы начали осваивать новые виды деятельности: перевозка и перевалка металлолома, дноуглубительные работы и другие. Это позволило в 1,5 раза увеличить транспортную обработку грузов».

Одним из главных направлений деятельности Архречпорта остаются пассажирские перевозки. В юбилейную навигацию предприятие входит не без волнения: флот и береговая инфраструктура нуждаются в обновлении.
«На балансе Архречпорта всего девять пассажирских судов, которые эксплуатируются от 23 до 70 лет. Пассажирские перевозки сами по себе убыточные, но делаем все, что можем: отремонтировали корпуса судов, поменяли двигатели, отделку и обстановку пассажирских салонов. Необходимые проверки и испытания пройдены», – отмечает Андрей Разговоров.

За счет оптимизации расписания движения теплоходов (в часы пик суда отправлялись один за другим) в 2012 году, в сравнении с 2011-м, пассажиропоток вырос с 650 тысяч человек до 1 млн.

К навигации 2013 года Архречпорт построил 10 новых плавпричалов. В этом году планируется начать строительство нового речного вокзала в Архангельске.

Предприятие ставит перед собой задачу завершить год с прибылью и направить ее на развитие предприятия.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5