ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Алексей Костин: «Стратегии в лесной отрасли нет»


Дарья ЕМЕЛЬЯНОВА | 11.10.2013 04:10:33

altПо статистике, на начало 2013 года в лесном бизнесе в Архангельской области были заняты 27 тысяч человек. В июле, после неудачной попытки возобновить производство, начались массовые увольнения на Соломбальском ЦБК. В мае возбуждено уголовное дело о преднамеренном банкротстве Лесозавода №3. В сентябре о финансовой несостоятельности предприятия заявило руководство СЛДК. За год регион потерял в ЛПК как минимум две тысячи рабочих мест, подчеркивает председатель отраслевого профсоюза Алексей КОСТИН.

- Алексей Николаевич, с позиции областной организации профсоюза работников лесных отраслей, как вы оцениваете перспективы Соломбальского ЦБК?

- В части возобновления выпуска целлюлозно-бумажной продукции — скептически. Нас своевременно информируют о ситуации в коллективе, но, естественно, без подробных финансовых выкладок, если они не касаются исполнения социальных обязательств. Тем не менее, зная степень изношенности оборудования СЦБК, динамику спроса на основной товар, определенные выводы сделать можно.

- В конце августа на встрече с жителями Соломбалы губернатор Игорь ОРЛОВ заявил, что есть инвестор, готовый не просто восстановить комбинат, но и кардинально его модернизировать. О каких вложениях идет речь?

- Давайте будем откровенны: подобные заявления нередко делаются в связи с конкретными политическими событиями. Была необходимость снять напряжение в Северном округе Архангельска, получить достойный результат на выборах для партии, которую представляет глава региона. Прошло больше месяца — достаточный срок, чтобы рассказать о первых результатах переговоров с предполагаемым инвестором. Пока это больше похоже на сотрясание воздуха.

- Сама формулировка — «к остановке комбината привели просчеты менеджмента»  —  на ваш взгляд, соответствует реальной ситуации?

- Неоднозначный вывод. Просчеты были: со временем модернизации, с возможной переориентацией на другие рынки сбыта, оптимизацией штатного расписания... Но, вынося такой вердикт, правительство области списывает с себя значительную часть ответственности. Предоставление лесфонда под инвестиционные проекты на льготных условиях — серьезный шаг, однако этого оказалось недостаточно. Есть примеры других регионов (в частности, с Кондопожским ЦБК в Карелии, — Прим. авт.), где органы исполнительной власти в сложной ситуации помогли своими градообразующим предприятиям найти инвесторов или кредиторов. В принципе, в отношении СЦБК даже сейчас еще не поздно вести эту работу. Конечно, бороться за крупных налогоплательщиков сложнее, чем, пожимая плечами, констатировать тот факт, что государственный долг области перевалил за 20 млрд рублей.

- Сколько работников на сегодня остается на комбинате? Есть ли долги по заработной плате?

- Процедура банкротства была инициирована, но СЦБК и мэрия Архангельска так и не пришли к консенсусу относительно эксплуатации очистных сооружений, а в этом контексте предприятие является монополистом. Цех очистки стоков продолжает работать. Всего в штате комбината остается около 200 человек.

Не стоит все валить в одну кучу: приказы о высвобождении (сокращено порядка 500 работников) приняты и исполнены без нарушений, и в этом отношении никаких претензии к руководству СЦБК у профсоюза нет. Задолженность по заработной плате имеется, но гасится в приемлемые сроки, чего не скажешь о Лесозаводе №3, где она превышает 29 млн рублей.  С третьим лесозаводом вообще ничего не понятно: людей отправили в никуда с бумажками, где написано, сколько им должны. Кто и когда им вернет заработанное? Тишина.

-  Велика ли вероятность того, что СЛДК, дело о банкротстве которого уже принято на  рассмотрение арбитражным судом, повторит судьбу «собрата» по холдингу?

- Скажем так: пока нет видимых причин сомневаться, что поставлена задача не остановить и развалить предприятие, а провести процедуру его финансового оздоровления, продолжить производственную деятельность, сохранить трудовой коллектив и все социальные гарантии. Оборудование на СЛДК тоже старенькое — ведущие предприятия отрасли уходят от рамного лесопиления. Однако продукция комбината пользуется спросом, в том числе и за рубежом,  принимается без рекламаций. Здесь ситуация на рынке гораздо более благоприятная, чем в целлюлозно-бумажном производстве.

Еще несколько лет назад был разработан инвестиционный проект по строительству нового завода на второй промышленной площадке СЛДК. Не исключено, что его реализация, усовершенствование технологии привели бы к высвобождению части коллектива, но надо быть реалистами: повысится конкурентоспособность товара, бренда, да и рабочих мест, думаю, сохранится не менее 600.

- На встрече руководства СЛДК с работниками шла речь, в частности, о том, что недостаток оборотных средств не позволяет комбинату пополнить запасы сырья. Первыми, по «принципу домино», пострадают лесозаготовители УК «Соломбалалес»?

- В период распутицы предприятия ЛПК обычно проводят плановые ремонты. Вот если после первых морозов лес не пойдет на комбинат, тогда он остановится.

В структуре холдинга пять своих поставщиков сырья —  «Светлозерсклес», ЛЗП «Борецкий», «Конецгорский», «Кеналес» и «Тоймалес». За каждым из них закреплен лесфонд, кадров и техники достаточно. Эти предприятия имеют запас прочности. Весь заготовляемый ими пиловочник, надеюсь, и дальше будет востребован Соломбальским ЛДК. Баланс, порубочные остатки, которые раньше уходили на СЦБК, надо куда-то перенаправлять: как вариант, на Котласский или Архангельский целлюлозно-бумажные комбинаты, в Карелию - Сегежу и Кондопогу.

- Мы говорим о том, что у СЛДК есть налаженная схема поставки сырья, технические ресурсы для его переработки, рынок сбыта продукции... Что тогда тянет комбинат вниз? Проблемы одного предприятия внутри холдинга решаются за счет другого?

- Вы сами ответили на вопрос.

- По существу, сейчас в ЛПК региона две точки опоры — Котласский и Архангельский ЦБК?

- И Лесозавод 25. Предприятия решились на немыслимые по нынешним временам расходы на модернизацию производства. Благодаря этому они в плюсе, но в меньшем, чем еще год-два назад.

Помимо Соломбальского, в области в последние годы было восемь крупных лесопильных деревообрабатывающих заводов: 2-й, 3-й, 22-й, 23-й, 25-й, 26-й, Онежский и Мезенский ЛДК. Осталось три. Онежский ЛДК испытывает трудности, прежде всего с логистикой, но работает — сырья хватает. В то же время, скорее всего, модернизация этого комбината будет исключена из приоритетных инвестиционных проектов области. На Архангельском ЛДК – 3 (Лесозавод №26) после прихода новых собственников и руководства прошла реорганизация. Отлично, но по каким-то причинам закрылось успешно работавшее рядом ООО «ИНФА». Предприятие, кстати, занималось глубокой переработкой древесины, с высокой добавленной стоимостью. Часть коллектива была уволена, часть - с нарушением трудового законодательства переведена на лесозавод. Что будет с объединенной структурой — большой вопрос.

Государственный подход к развитию лесного бизнеса в Архангельской области отсутствует. «Вы простаиваете, вы неэффективные. Вот возьмем и отберем лесфонд» — актив, который в первую очередь интересен инвесторам: такими заявлениями власть лишает предприятия, которым может грозить банкротство, последних шансов.

Область по праву продолжает позиционировать себя в качестве одного из ведущих лесных регионов, однако вдоль трасс и рек уже все вырублено. Группа Илим, в частности, ведет строительство технологических дорог «вглубь», которые также становятся связующими между населенными пунктами, но не получает на это из бюджета ни копейки. 

О какой отраслевой стратегии до 2020 года может идти речь, если последствия 2013-го еще расхлебывать и расхлебывать? Пока мы наблюдаем за «драками на кухне» закрывшихся предприятий и радуемся редким лучикам света — успехам работающих.





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5