ИЛИМ-ПАЛП_2017_2
F5

Совет опытного аудитора: налоговикам запрещено вмешиваться в хозяйственный процесс налогоплательщика


Николай НЕКРАСОВ, генеральный директор ООО «Аудиторская фирма «БЭНЦ» | 01.12.2016 00:38:41
Совет опытного аудитора: налоговикам запрещено вмешиваться в хозяйственный процесс налогоплательщика

Бывают случаи, когда налоговая инспекция в ходе проверки буквально вмешивается в хозяйственный процесс налогоплательщика, делая свои выводы на предмет рациональности и эффективности тех или иных действий налогоплательщика, например, при выборе контрагента. Как правило, после этого инспекция объявляет те или иные действия налогоплательщика фиктивными и отказывает ему в праве на вычет по налогу НДС и(или) по налогу на прибыль. Что делать в этой ситуации, как налогоплательщику защитить свои интересы?


Положения п.2 ст.30 НК РФ говорят о том, что налоговые органы действуют в пределах своих полномочий. Следовательно, полномочия налоговой инспекции не безграничны. Положения п.1 ст.30 НК РФ говорят о том, что налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах. Следовательно, ничего, кроме контроля за соблюдением налогового законодательства, в полномочия налоговых инспекций не входит.

Однако иногда действия налоговых органов при проведении выездных налоговых проверок можно расценивать как выходящие за рамки их компетенции и превышающие их полномочия. Приведу условный пример, основанный на реальных событиях. При проверке налогоплательщика «У» в эпизоде по перевозке большого объема щебня во двор к покупателю с привлечением к перевозке третьего лица (компании «А»), применяющего общий режим налогообложения, инспекция указала, что эти перевозки, по ее мнению, фактически осуществлял другой перевозчик - «С», работающий на льготном режиме налогообложения.

Инспекция отвергла даже саму возможность участия перевозчика «С» в процессе перевозки щебня исключительно на условиях субподряда с компанией «А», которая выступала генподрядчиком в этом процессе. Тем самым, на наш взгляд, инспекция вмешалась в хозяйственный процесс налогоплательщика, связанный с выбором контрагентов для осуществления этих перевозок, исходя из интересов самого налогоплательщика, в т.ч. в части выбора контрагентов с общей системой налогообложения.

На наш взгляд, делая такие выводы, инспекция оценивала деятельность проверяемого налогоплательщика не с точки зрения соблюдения действующего налогового законодательства в рамках его реальной финансово-хозяйственной деятельности, а с точки зрения оценки рациональности (эффективности) его финансово-экономической деятельности. Мол, налогоплательщик мог перевезти этот щебень на более выгодных для себя условиях, привлекая для этого напрямую компанию «С».

Чтобы замаскировать свое вмешательство в хозяйственный процесс налогоплательщика, инспекция заявила, что налогоплательщик искусственно включил компанию «А» в цепочку услуг по перевозкам щебня с целью получения необоснованной налоговой выгоды. При этом инспекция не утруждала себя представлением доказательств, поскольку в обоснование своей позиции привела лишь аргументы, что компания «А» была только посредником и не могла сама выполнить эти перевозки ввиду отсутствия у нее соответствующих автомашин и квалифицированного персонала.

По мнению налогоплательщика, эти доводы инспекции не могут быть признаны в качестве бесспорных доказательств невозможности данными компаниями выполнить эти действия, потому что для совершения подобных хозяйственных операций компании «А» ничего из вышеназванного не требовалось. Для организации перевозки щебня посреднику не требовалось ни наличие собственного транспорта, ни большое количество персонала. Для этого необходимо было лишь привлечь в качестве субподрядчика тех исполнителей, которые реально располагали свободным грузовым автотранспортом, пригодным для перевозок сыпучих грузов (щебня), т.е. компанию «С».

Более того, компания «С» сама искала любую возможность участвовать в этих перевозках в качестве субподрядчика. Следовательно, само по себе наличие у предприятия посредников, участвующих в цепочке поставки товара (оказании транспортных услуг), по мнению налогоплательщика, не позволяет расценивать его действия в рамках спорных хозяйственных операций как совершенные с намерением получить необоснованную налоговую выгоду (см. определение ВС РФ от 05.03.2015г. по делу №302-КГ14-3432).

Заявитель в качестве аргумента, доказывающего неправомерность вмешательства налоговых инспекторов в деятельность налогоплательщика с точки зрения оценки эффективности его деятельности, ссылается на определение Конституционного суда от 04.06.2007 года №320-О-П, в котором сказано:

«Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1 Конституции РФ) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

По смыслу правовой позиции Конституционного суда РФ, выраженной в постановлении от 24 февраля 2004 года № 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов» (конец цитаты).

Кроме того, налогоплательщик ссылается также на постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», где говорится, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (см. п.9). А осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций и использование посредников при осуществлении хозяйственных операций сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (см. п.6).

В силу статьи 510 ГК РФ в случаях, когда в договоре поставки не определено, каким видом транспорта или на каких условиях осуществляется доставка, право выбора вида транспорта или определения условий доставки товаров принадлежит поставщику, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа обязательств и обычаев делового оборота. Следовательно, доставка большого объема щебня в распоряжение покупателя с привлечением сторонних организаций-перевозчиков нормам гражданского законодательства не противоречит и не может служить основанием для вывода о нецелесообразности участия компаний «А» в процессе перевозки крупных партий щебня в распоряжение покупателя.

В силу статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается… Следовательно, привлечение налогоплательщиком к перевозкам крупной партий щебня третьих лиц нормам гражданского законодательства не противоречит.


ООО «Аудиторская фирма «БЭНЦ»:
Архангельск, ул. Вельская, д.1, оф. 1
Тел.: (8182) 65-65-73, 65-61-76, 65-09-25, +7 921 490-9191
E-mail: n.nekrasov@aetc.ru
www.aetc.ru

Другие полезные публикации -
в рубрике Советы аудитора





Возврат к списку

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Лента событий

Новости компаний

© 2003-2017 Бизнес-класс Архангельск. Все права защищены. Разработка: digital-агентство F5